Вторник, 07 февраля 2023
-14, ясно
ФГУП ВГТРК ГТРК "Оренбург"
13:04
29.11
Андрей Федосов
О правах человека на вопиющем примере
© Андрей Федосов

Президент вывел из своего Совета по правам человека(СПЧ) правозащитников Андрея Бабушкина и Игоря Каляпина. И заменил их другими. Из которых более всех известен военкор КП Алексанндр Коц. Так получилось, что Бабушкина и Каляпина я однажды наблюдал в Оренбуржье. Они вместе с Председателем СПЧ Валерием Фадеевым осматривали исправительные учреждения нашей области. Я был на заключительном совещании. Бабушкин и Каляпин мне показались инопланетянами. В смысле совсем Чужими. Первый был до глубины души возмущён тем, что увидел в «Чёрном дельфине». Оказывается, сажать человека на месяц в тесную клетку карцер-жестоко. А водить по коридорам «ласточкой» (согнувшись и вытянув руки за спину вверх) унизительно! В ответ сотрудник УИНа обратил его внимание, что на сидельце, с которым он беседовал в карцере о человечьем достоинстве, 37 (!) доказанных убийств. А недавно он убил 38-го - соседа по камере. И ему ничего нельзя сделать! Он уже на пожизненном. Только карцер. А «ласточкой» их водят потому, что из этой позы нельзя ударить. Сотрудники тоже хотят жить! И право на то имеют согласно Декларации прав человека. В целом, тогда были очень заметны противоречия между председателем СПЧ Валерием Фадеевым и этими двумя персонажами. Фадеев открыто напомнил им, что колонии для осуждённых пожизненно существуют не для того, чтобы заниматься там их достоинством, а для того, чтобы ОГРАДИТЬ ОБЩЕСТВО от ЖУТКИХ душегубов.

Каляпин , кстати, тогда возглавлял «Комитет против пыток», который почему-то развил бурную деятельность как раз в Оренбуржье. Потом эта организация была признана иноагентом, несколько раз меняла название и руководителей, чтобы всех запутать и уйти от этого статуса. Казалось бы, Комитет занимался важным и нужным делом: боролся с нарушениями закона сотрудниками силовых структур. Но больше пиарился. «Присоединялся» к уголовным делам в отношении правоохранителей, возбуждённых самими правоохранителями. Но больше занимался подрывной деятельностью.

Как, кстати, отличить правозащитника-иноагента от настоящего? Первый защищает права человека, будто герой старого советского фильма. Здесь - вижу, здесь - не вижу. Если речь идёт о нарушении со стороны представителей российского государства или там гей-парад не разрешают - пыль до потолка! А если пленных русских солдат пытают или чувства верующих оскорбляют - куриная слепота. Наверное, грантодатели не велели. Кто девушку оплачивает, тот ее и «танцует»!

То, что таких людей выводят из СПЧ - признак изменения политической системы. Когда Россия в течение долгих лет постепенно шла к суверенитету, при этом как бы не выходя из статуса полуколонии Запада, было целесообразно придавать агентам влияния официальный статус. Дабы держать их под присмотром. И политес выдерживать. Теперь такой необходимости нет. Страна очищается через СВО!
Назначение на их место НАСТОЯЩИХ правозащитников, даже неудобных для власти, но с безупречной репутацией - это сигнал, что защите прав человека будет уделяться повышенное внимание. Это сейчас - в непростые дни СВО - особенно актуально! Сегодня все мы - тыл. Только в случае прочного тыла возможна так необходимая Победа. Поэтому граждане должны знать, что, когда они терпят и помогают фронту, государство их уважает и законные права их защищены. Только тогда тыл станет монолитом. Но достичь этого одними только государственными институтами невозможно. Ну не могут, например, исключительно силовики заниматься защитой прав! Им это сложно. Просто психология у них другая. И задачи другие. Здесь, как и в любой сфере, необходим баланс. Между государственными структурами и общественными. Вторые должны не давать первым успокаиваться!
Улавливают ли эти сигналы в Оренбуржье? Боюсь, что НЕТ. По отчетам у нас, конечно, все нормально. На месте все силовые структуры. Неусыпно трудятся муниципальные и региональные власти. Имеется уполномоченный по правам человека. Присутствует сразу несколько общественных палат и приемных. Все на страже и во всеоружии. А толку?
Я мог бы привести очень много примеров. Приведу лишь один. Ещё в советские годы врачи
мне рассказывали, что есть в стране всеобщего счастья особо извращенный способ издевательства над гражданами. Врачебные комиссии, на которых люди без ног или рук, в строго положенные сроки, обязаны доказывать, что конечности их не выросли! Иначе, их могут лишить пособия. Так вот оказалось, это советское наследие в России сохранили. И даже творчески развили! Материал об этом «Вести Оренбуржья» показали 27 октября. Надежда Дьякова - медсестра - тяжело переболела ковидом. Осталась без ноги. Протез ей поставили самый дешевый. Дали вторую группу инвалидности. А этим летом Главное бюро медико- социальной экспертизы поменяло ее на третью. Рабочую. И льготы на лекарства урезали. Причём, не обошлось без мутноватой истории. Справка с результатами экспертизы была готова УЖЕ 18 августа, а на комиссию ее пригласили только 22! Подлог? Нет, уверили нас в этой структуре. У них, оказывается, порядок такой! Странный очень. А теперь - фанфары- КАК нам объяснили, ПОЧЕМУ человеку без ноги снизили группу инвалидности!?
В ПИСЬМЕННОМ ВИДЕ! Оказывается, у Дьяковой с ее дешевым протезом и сахарным диабетом ещё до проверки усмотрели невероятную «социальную адаптивность» и, не падайте со стула, «ВЫСОКУЮ ДВИГАТЕЛЬНУЮ АКТИВНОСТЬ»!!!
Наверное, специалисты бюро экспертизы заочно углядели как она на одной ноге скачет! Вопиющее пренебрежение к человеку! Нет, даже издевательство! Особо циничное.
Сюжет вышел в эфир 27 октября. Как думаете, эти люди продолжают работать? Думаю, да. Никакой публичной реакции не последовало. Никто не отреагировал. Хотя у нас есть уполномоченный по правам человека (о нем хорошего сказать не можем, а прочего не будем), две общественные палаты, где заседает очень много уважаемых отставных руководителей разного ранга, полным-полно общественных приемных и прочих организаций. А ещё у нас есть министры здравоохранения и социального развития. Они тоже по этому поводу не высказались. Только прокуратура начала проверку по нашему материалу. Посмотрим, чем завершится. Но когда защитой прав человека занимаются по сути только силовые структуры - это нездорово. Нарушение баланса. Хотя по отчётам, уверен, у нас полный порядок! В Багдаде (Оренбурге) все спокойно.

Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться на сайте с помощью одной из социальных сетей: