Воскресенье, 17 декабря 2017
-10, ясно
ФГУП ВГТРК ГТРК "Оренбург"
12:26
06.04
Андрей Федосов
НА СМЕРТЬ ЕВТУШЕНКО. КОНЕЦ ЭПОХИ СОЮЗНОГО МАСШТАБА
© Андрей Федосов

Среди поэтов позднесоветской эпохи Евтушенко оказался едва ли не последним из всенародно известных, кто до недавнего времени все еще жил среди нас. Вознесенский, Высоцкий, Окуджава, Рождественский, Сергей Михалков ушли гораздо раньше. Талантливейшие Рубцов и Заболоцкий были куда менее известны. Но именно уход Евтушенко все посчитали концом эпохи. Поначалу для меня это показалось удивительным. Хотя бы потому что, когда я узнал о смерти этого поэта, то добросовестно постарался вспомнить его стихи. Навскидку. Принципиально, без «гугла». И вдруг выяснилось, что НИЧЕГО из его творений не помню. Из Окуджавы помню, из Вознесенского помню, из Михалкова помню, из Рубцова - да. Про Высоцкого даже и говорить нечего. Могу цитировать его чуть ли не часами. А вот из Евтушенко - не всплывает. Припомнил разве только, что клеймил он когда-то нейтронную бомбу. Нам в школе на политинформации читали. И все. А ведь я - типичный продукт гуманитарного факультета второй половины 80-х. Сколько мы тогда читали стихов на кухнях за чаем и не только! Время такое было. Голодное (в магазинах уже почти ничего не было), но романтичное. Еще без нищеты и борьбы за выживаемость, которую принесли бурные 90-е.


Однако, немного подумав, я согласился: именно Евтушенко, наверное, можно считать символом периода застоя. Уж очень он был похож на примету того времени - витрину вполне себе советского, но все же валютного, яркого и изобильного не для всех, магазина «Березка». Не вылезавший из-за границы, небрежно упоминавший в стихах то Мэрилин Монро, то Пикассо, Евтушенко был четко вписан в тогдашний агитпроп. Хоть и был вольнодумен. Однако строго в разрешенных пределах. Которые потом обрушила перестройка. Но Евтушенко, надо отдать ему должное, в 90-е вразнос не пошел.

Особых гадостей о родной стране, как столь же обласканная в советские годы Алексеевич, не писал.

Впрочем, я совсем не об этом. Как-то уж так получилось, что чуть ли не все столпы позднесоветской культуры УЧИЛИ НАС ЖИТЬ. Разве что Высоцкий не учил. Он просто ЖИЛ. А вот Евтушенко учил, и Рождественский учил, и Окуджава учил, и Михалков! А потом как-то получилось, что Окуджава умер в Париже, а Евтушенко — в Америке. И композитор Шаинский — автор «Крейсера «Авроры», который мы разучивали на уроках пения, тоже еще жив, но в Америке. И не надо рассказывать, что связано это с тамошним уровнем медицины, который позволяет гениям продлить жизнь. Ерунда. Ни деньги, ни медицина, ни здоровый образ жизни, ни, напротив, вредные привычки сами по себе, не в состоянии продлить или сократить жизнь. Перед глазами уйма примеров, когда поборники здоровья как живут долго, так и умирают молодыми. И, наоборот, иногда прожигатели жизни уходят в цвете лет, а иногда оказываются долгожителями. Кому сколько отмерено, тот столько и проживет. И никакие деньги не помогут. Примеров более чем достаточно. Так что, кажется мне, есть в отъезде «за бугор» этих «учителей жизни» какое-то лицемерие. То ли эпоха такая тогда была, то ли сами люди.

А строки Евтушенко все-таки в памяти всплыли. Из «Афганского муравья». Неплохие, кстати...

Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться на сайте с помощью одной из социальных сетей: